Новые публикации
Форма и содержание и Царь Грибов
Размышления при обилии
Жития Грешка и Гармонии. Книга Третья
Мой досуг Беден, Долг Огромен, А детство — Выжжено дотла, Мой разум Мыслями изъеден, И на нуле мои дела… Но я&nb
Любовь, интеллект и секс
Нэцкэ   Впрочем, секс всегда на первом месте. Вы можете не иметь интеллекта, не испытывать лирических пережив
Звездные Игры
Принципы творческого своеволия 
Новые комментарии
НВП написал(а): Действительно ...подмечено... :sm7
Мускус написал(а): сексуальная штука ::!!:: :sm7
ИГо написал(а): Знаете, я написал Первую книгу Жития, когда мне было 23. вторую следом, и Третью лет в 26... 27, Но концовку Четвёртую я написал спустя нескольк
Новое фото
Новое фото Говорят, как курица... не пробовал

Текущее время: 23 июл 2019, 02:20

Истории про писателей

избранники, величины, знаменитости, таланты...
сВами
уважаемый Гость
Аватара пользователя

Истории про писателей

сВами » 13 сен 2018, 10:34

От любви до ненависти: громкие ссоры писателей
Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!

мистИГ
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 22 дек 2010, 14:24

Re: Истории про писателей

Игорь Галеев » 25 май 2019, 17:11

7 интересных фактов о Викторе Гюго
Изображение
Многие читатели знают героев Виктора Гюго если не с детства, то с ранней юности. Но так ли много мы знаем о биографии самого писателя? Мы решили собрать несколько занимательных фактов из жизни одного из самых известных французских романистов.

Факт №1
Писать Виктор Гюго начал очень рано. Исследователям известны две неопубликованные трагедии четырнадцатилетнего автора. В пятнадцать он уже получил почетный отзыв на конкурсе Академии за стихотворение «Les avantages des études», в семнадцать — две премии на конкурсе «Jeux Floraux», а в двадцать ему было пожаловано ежегодное денежное пособие от имени короля Людовика XVIII.

Факт №2
Возможно, еще раньше, чем литературные способности, у Гюго проявился талант живописца. Рисовать он начал в 8 лет. Большинство набросков сделано тушью и карандашами. Сейчас в частных и государственных коллекциях находится около 4000 его графических работ. Известна фраза, которую произнес Делакруа в адрес Гюго: «Если бы ты стал художником, то затмил бы всех живописцев современности». Кстати, сам Делакруа стал автором костюмов для первой пьесы писателя «Эми Робсарт».

Факт №3
О романтических похождениях Гюго ходили легенды. Любовниц у писателя действительно было много, но вот «истинной женой» он называл лишь одну женщину, и нет, это была не его законная супруга Адель Фуше, а бывшая актриса Жюльетта Друэ. Литератор встретил ее, когда ему шел 31-й год и он уже воспитывал четверых детей. Разводиться с Адель он категорически не хотел, хотя и она не отличалась верностью супругу, так что молодой актрисе пришлось смириться с ролью вечной любовницы. Этот странный союз продлился около пятидесяти лет, вплоть до смерти Друэ.

Факт №4
Роман Гюго о судьбе горбуна Квазимодо и прекрасной цыганки Эсмеральды помог сохранить знаменитый собор Парижской Богоматери. Это сейчас готическое здание, строительство которого началось аж в XII веке, — один из самых известных символов французской столицы, а во времена Гюго он находился в крайне плачевном состоянии. При Наполеоне Бонапарте он был передан церкви, очень быстро обветшал и уже к 30-м годам XIX века был под угрозой сноса. Популярный роман Виктора Гюго привлек множество туристов и тем самым спас его от уничтожения. В предисловии к книге автор сказал: «Одна из главных целей моих — вдохновить нацию любовью к нашей архитектуре».

Факт №5
Несмотря на все заслуги перед отечеством, Виктор Гюго оказался в изгнании и почти пятнадцать лет прожил в чужой стране. После прихода к власти Наполеона III писатель публично объявил нового правителя Франции изменником. Литератора должны были посадить за решетку или даже расстрелять, однако он, возможно не без помощи Жюльетты, сумел переехать в Брюссель, а затем перебрался в Джерси и чуть позднее в Сент-Питер-Порт, куда к нему приехала семья.

Факт №6
Несмотря на то, что у Гюго было все, о чем только можно мечтать: талант, деньги, влиятельные друзья, он так и не смог обеспечить счастливую жизнь своим детям. Старшая из оставшихся в живых дочерей, Леопольдина, погибла в девятнадцать лет, катаясь на яхте со своим мужем. Младшая, Адель, глубоко потрясенная смертью сестры, пережившая несчастную любовь и бегство из Франции, тронулась умом и закончила свои дни в психиатрической лечебнице. Не прожили долго и сыновья известного писателя: и Шарль, и Франсуа-Виктор скончались в возрасте 45 лет.

Факт №7
Бегство из Франции ничуть не уменьшило славу Гюго на родине. После возвращения во Францию он снова стал гордостью страны. Писатель умер 22 мая 1885 года. В церемонии его похорон участвовало около миллиона человек. Гроб с телом Гюго двое суток простоял под Триумфальной аркой, которую специально для этого закрыли черным крепом. После пышных похорон останки писателя поместили в Пантеон.
-Зачем тебе сенсоры, Красная Шапочка? - Чтобы тебя лучше слышать и чувствовать, дядя ИГо...
По моему Хотению!

мистИГ
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 22 дек 2010, 14:24

Re: Истории про писателей

Игорь Галеев » 25 май 2019, 17:17

Его образы и его сюжеты потрясли меня еще в школе. Он писал, как будто это рука Титана Гипериона. :co_ol:
-Зачем тебе сенсоры, Красная Шапочка? - Чтобы тебя лучше слышать и чувствовать, дядя ИГо...
По моему Хотению!

золотой Отец
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 15 дек 2010, 20:00

Re: Истории про писателей

Орфей » 18 июн 2019, 16:38

Павел Петрович Бажов. Учитель, полюбивший ученицу

Изображение
Павел Петрович Бажов

Пропал! Сразу же как зашёл в класс и увидел ее. Умная, красивая, статная Валентина Иваницкая завладела сердцем своего учителя. Девушке было 15 лет, Бажову - 28. 4 года писатель боролся со своим чувством, стыдился его, но после выпускных экзаменов решил признаться девушке в любви и предложил руку и сердце. 19-летняя Валентина Александровна Иваницкая ответила согласием.

«Моя жена - самая большая удача в моей жизни!» - скажет спустя десятилетия Бажов.


Изображение
Писатель с семьей
Это оказался брак на всю жизнь. Валентина Александровна будет рядом, когда в начале 1930-х Бажов возьмётся за написание политико-исторического очерка «Формирование на ходу». Книга получится правдивая настолько, что власть ужаснётся и вызовет писателя на допрос.

Рядом, когда сын Алексей погибнет от несчастного случая на заводе. Бажов тяжело переживал смерть ребёнка, полностью ушёл в работу, пытаясь справиться с горем.

И рядом когда случилось невероятное: после первой публикации книги «Малахитовая шкатулка» в 1939 году его приняли в Союз писателей СССР, дали сначала Ленинскую, а затем и Сталинскую премии. За несколько лет книгу перевели на 100 языков мира!

На первом издании книги сказов Павел Петрович сделал дарственную надпись: «Неизменному другу и помощнику, милой моей жене, первому читателю, критику и советчику Валентине Александровне Бажовой с уважением, любовью и благодарностью. Павел Бажов».

Много испытаний выпало на их долю: три войны, две революции, голод, холод, смерть четверых из семи детей, громкая слава, но ничего не нарушило их союза.

Павел Петрович Бажов умер 3 декабря 1950 года от рака легких. Ему был 71 год. Валентина Александровна Бажова умерла 22 мая 1971 года.
впадать в экстаз помногу раз!

irina trubacheva
уважаемый Гость
Аватара пользователя

Re: Истории про писателей

irina trubacheva » 28 июн 2019, 10:32

Набоков "Лекции по русской литературе"

Изображение
Набоков написал эти лекции, когда приехал в Америку и устроился преподавателем в Стэнфорд. Работу лектора он не любил, студентнов называл розовощёкими любителями комиксов, но выбирать не приходилось. 800 долларов за лекции в месяц - сумма огромная для любого русского эммигранта, а Набоков был самым успешным из них. Ему нужно было уложить тексты в академические часы, что наверняка далось ему нелегко (не потому что не мог, а потому что не хотел, был выше этого), и иногда он нарушал хронологические, а также другие рамки, споря с принимающей стороной. Лекции эти пропитаны его характером и стилем. Он всё тот же высокомерный сноб, который вынужден иногда признать, что кто-то пишет гениальнее его. Но если уж признаёт, то находит самые лучшие слова, чтобы убедить в этом других. Рейтинг Набокова таков:
«…первый – Толстой, второй – Гоголь, третий – Чехов, четвёртый – Тургенев. Похоже на выпускной список, и разумеется, Достоевский и Салтыков-Щедрин со своими низкими оценками не получили бы у меня похвальных листов.»
Меня удивило, например, что Тургенев у него на четвертом месте, а Достоевский и Салтыков-Щедрин вылетели в трубу. Мне самой Тургенев при недавнем перечитывании показался хорошим, но средним писателем. Хотя я поняла, почему он нравится Набокову, и, пожалуй, пересмотрю своё мение.

«Идеи в литературе не так важны, как образы и магия стиля», - считает Набоков. Ему важно не что, а как. Ведь он сам так пишет! Завернуть красиво фразу для него важнее, чем продвинуть сюжет. И у других писателей он ищет того же и выискивает такие речевые обороты, которые ценнее, чем повороты сюжета. Поэтому его рейтинг, конечно, субьективен. Хотя сложно не начать ему поддакивать, потому как очень убедителен.
Почему Набоков не любит Достоевского? За мутность его, бредовость. И еще его смешат женские образы в духе Сони Мармеладовой, проститутки-праведницы, он считает их совершенно нежизненными, надуманными.

Как говорится - кому не нравится, тот может выйти. И некоторые студенты уходили с его лекций, на которых он припечатывал их любимых писателей. Но большинство, конечно, оставалось и смотрело на нетипичного профессора если не с обожанием, то с огромным интересом.
Он резок даже с теми писателями, которые ему нравятся. Про Гоголя, с которого лекции начинаются, пишет так, что возникает чувство брезгливости. Набоков не любит его "Вечера на хуторе близ Диканьки", но о "Мёртвых душах" рассказывает с таким восторгом, что хочется перечитать их немедленно! Вообще Набоков цитирует любимых авторов огромными кусками и после его лекций остается ощущение, что заодно перечитал несколько книг.
Толстого он обожает, а самым лучшим романом всех времён и народов считает "Анну Каренину". Доказывая это, он цитирует такие отрывки, которые ты вообще или почти не помнишь! Так что роман предстаёт в каком-то совершенно новом свете, и совершенно по-другому в нём расставлены акценты, уводя от внешнего сюжета, который банален, к внутренней жизни героев, тому, что происходит в голове у Анны, в ее мозгу, в подсознании. И книга действительно кажется гениальной. Ещё он постоянно проводит параллели с "Мадам Бовари" Флобера, так что после лекций я прочитала Флобера и мнением своим потом тоже поделюсь.

Можно только представить, как Набоков гневался на студентов, читая их сочинения: "Стиль Толстого – на редкость громоздкое и тяжеловесное орудийное средство. Читая экзаменационные сочинения студентов, я часто натыкался на подобные фразы: «Его стиль прелестен и прост», или: «У него простой и изысканный слог», или «Стиль его прост и совершенно очарователен». Запомните: «простота» - это вздор, чушь. Всякий великий художник сложен. Прост «Сетердей ивнинг пост». Прост журналистский штамп. Просты пищеварение и говорение, особенно сквернословие. Но Толстой и Мелвилл совсем не просты."
Мелвилл - американский писатель, автор "Моби Дика".

Больше всего мне легло на душу то, как он написал о Чехове. Лучше и точнее просто не скажешь:
"Чехов писал печальные книги для весёлых людей; я хочу сказать, что только читатель с чувством юмора сумеет по-настоящему ощутить их печаль. Мир для Чехова смешон и печален одновременно, но, не заметив его забавности, вы не поймёте его печали, потому что они нераздельны. Он не был словесным виртуозом, как Гоголь, его муза одета в будничное платье. Чехов умел передать ощущение красоты…освещая все слова одинаковым тусклым светом, придавая им одинаковый серый оттенок – средний между цветом ветхой изгороди и нависшего облака. Его спокойный и тонкий юмор пронизывает серость созданных им жизней."

Конечно, у Набокова были крутейшие лекции, возможно, лучшие лекции по русской литературе в мире, и его студентам можно только позавидовать. К тому же он любил быть ярким и внешне, одевался как лондонский дэнди, причём, эксцентричный. Умел удивлять не только на словах, используя простые, но эффектные приёмы.
Изображение
Такое не забудешь! Хотя я бы не удивилась, если бы вместо "Толстой" он произнёс "Сирин")) Такой у Набокова был псевдоним в эмиграции, и он нередко, рассказывая студентам о гениях русской литературы, вносил в этот список писателя Сирина и разбирал его стиль.

мистИГ
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 22 дек 2010, 14:24

Re: Истории про писателей

Игорь Галеев » 01 июл 2019, 12:43

КАК ЛЕОНИД АНДРЕЕВ СОЗДАЛ ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ
Текст: Игорь Кириенков


В школах на стенах висят портреты русских классиков, на них писатели выглядят благопристойно. Но внешность обманчива: национальные достояния сеяли разумное, доброе, вечное — и вместе с тем кутили, как Пушкин, участвовали в леворадикальных кружках, как Достоевский, сходили с ума, с тяжёлыми приступами паранойи, как Гончаров, посещали бордели, как Чехов.
На этом пёстром фоне Леонид Андреев всё равно выглядит отпетым хулиганом. В семнадцать лет он лёг под поезд, чтобы проверить, не испугается ли при виде движущегося на него состава. Безобразно пил. Стрелялся и заработал порок сердца, который через несколько десятилетий привёл его к смерти. Успешно, хотя и недолго, работал адвокатом. Помогал большевикам в 1905 году. Сбежал от них в Финляндию в 1917-м. Он писал про смерть и страдания и прекрасно понимал, о чём пишет. Самое известное произведение Андреева — повесть «Иуда Искариот», интерпретация знаменитого библейского сюжета, рассказанного от лица предателя.

ПОД КРЫЛОМ МАКСИМА ГОРЬКОГО
Литературные и философские предпочтения Андреева формировались в удобное для этого время ― в конце XIX века, эпоху Толстого и Ницше. Немецкий философ и русский писатель в чём-то похожи: оба — стихийные анархисты, невысоко ставившие традиционную (а значит, проникнутую насилием) мораль. И того и другого занимало «слишком человеческое» и способы его преодоления. Это у них Андреев научился по-новому смотреть на вещи, которые кажутся такими привычными, и разоблачать фальшь общих мест. А ещё — не бояться больших вопросов о смысле жизни и перспективах посмертного существования. Об этом его «Рассказ о семи повешенных» (про террористов, приговорённых к казни), «Бездна» (про жертву, которая в состояние аффекта становится мучителем) и, конечно, «Иуда Искариот».
Другая важная для Андреева фигура — французский философ Эрнест Ренан, который писал биографические романы о героях Евангелия, воспринимая их как реальных персонажей. Главная его книга — «Жизнь Иисуса», история не спасителя, но политического лидера: он не превращал воду в вино, а обращал мирных жителей в воинов, проповедуя духовную и социальную революцию. Эта трактовка не понравилась католической церкви, ещё бы ― Ренан, как и Толстой, отрицал воскресение Христа, но в художественных кругах эта идея была популярна. В 1902 году книгу философа перевели на русский. Именно тогда на неё обратил внимание Андреев, он как раз работал над «Жизнью Василия Фивейского» — может быть, самым безысходным житием в русской литературе.
Изображение
Максим Горький был всего на три года старше Андреева, но вёл себя как мэтр, помогавший многообещающим дебютантам — в том числе молодому юристу, который писал рассказы о городовом и пьянице («Баргамот и Гараська»), собачьей тоске («Кусака») и карточной партии, которая закончилась сердечным приступом («Большой шлем»). Горький был первым и самым требовательным читателем Андреева и всячески ему покровительствовал, пока они не поругались из-за отношения к начавшейся в 1914 году Первой мировой.
Автор «Матери» занял традиционную для русского интеллигента позицию: решительно осудил насилие. Андреев же пошёл по другому пути и поверил, что разгром Германии означает победу над европейской косностью в лице одной страны. Довольно быстро выяснилось, что блицкрига не получится: вскоре война Тройственного союза и Антанты стала напоминать андреевские рассказы вроде «Красного смеха», в котором безумие поглощает сначала сознание рассказчика, а потом захлёстывает весь мир. В последний раз писатели встретились в 1916 году, но прежнего тепла между ними уже не было.

ВЕЛИКИЙ ПРОВОКАТОР
Образ агента-осведомителя, внедрённого в закрытое сообщество, возник в русской литературе после того, как в 1908 году была раскрыта двойная игра эсера Евно Азефа. Эту тему, в частности, затронул Андрей Белый в конспирологическом триллере «Петербург». Андреев его опередил — он написал «Иуду Искариота» ещё в 1907-м и получил восторженный отзыв Горького: «Вещь, которая будет понятна немногим и сделает сильный шум».
Андреевский Иуда предаёт Иисуса, не преследуя никаких политических интересов; он сам — разоблачитель и разоблачаемый, прокурор и адвокат. Его двуличность — как бы продолжение портретных черт: одна сторона лица Иуды — «живая, подвижная, охотно собиравшаяся в многочисленные кривые морщинки», другая — «мертвенно-гладкая, плоская и застывшая». И наоборот, мимический конфликт — проявление душевной расколотости и манифестация внутреннего раздрая.

Он творит подлости и раскаивается в них, постоянно врёт и корит себя за это — в общем, действует назло окружающим. Иуда — провокатор, испытывающий чужое терпение и ставящий под сомнения чужие убеждения; это шут, фат и, странным образом, правдоискатель, которому во всём хочется дойти до самой сути. Другие апостолы, сопровождающие Иисуса, свободны от страстей, которые мучают Иуду, им непонятны его одержимость и страсть. Живые, уязвимые люди, на его фоне даже Пётр, Фома и Иоанн кажутся персонажами-функциями, обитателями пьесы XVIII века, которые не могут переварить вторжение героя модернистской литературы, то и дело ставящего их в тупик своими поступками и вопросами о смысле учения Иисуса и будущем после смерти мессии.

ИУДА — ПРОВОКАТОР, ИСПЫТЫВАЮЩИЙ ЧУЖОЕ ТЕРПЕНИЕ И СТАВЯЩИЙ ПОД СОМНЕНИЯ ЧУЖИЕ УБЕЖДЕНИЯ
Андреев работает с неудобными темами, он мыслитель, который подозревал в людях худшее — и, конечно, всякий раз оказывался прав. За эту пристальность, нежелание отводить взгляд, когда не выдерживают и самые стойкие, его и не любили современники, смирившиеся с царским режимом и ненормальностью окружающего мира. Писатель провоцировал, выводил из себя, ставил под сомнение, вызывал споры — словом, делал всё, чтобы обнаружить за рутиной и ритуалом лежащее в людях зло, пресловутую бездну — но не возвышенное «вечности жерло», а банальный обрыв. Иуда как персонаж андреевской повести прошёл по этому пути дальше других и стал частью самого известного культурного мифа двух последних тысячелетий. Его нет в числе канонических евангелистов, но Евангелие от Иуды, безусловно, существует само по себе — во многом благодаря этой повести.

ЭКСПРЕССИОНИСТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
Судьба Андреева сложилась не так, как у Иуды, но какие-то сходства между писателем и его персонажем, безусловно, есть. Отрёкшись от прежних знакомых в середине 1910-х, он оказался в кругу консервативных писателей и с головой ушёл в тексты о невзгодах маленького человека. Слава, которую обеспечили Андрееву «Мысль» (ещё одна клиническая история сумасшествия), «Иуда Искариот» и «Губернатор» (про градоначальника, невольно ставшего виновником гибели сорока семи человек), стала постепенно затухать.

После Октябрьской революции он закрылся на даче в Финляндии и работал над своим последним крупным сочинением «Дневник сатаны» — записками князя тьмы, который приходит в наш мир и сам оказывается жертвой людского коварства. Андреев умер в 1919 году в гостях у драматурга Фёдора Фальковского — в эмиграции, оторвавшись от читателя, над незаконченной рукописью.
Его экспрессионистский опыт пригодился авторам XX и XXI века. Без «Иуды Искариота» невозможно представить ершалаимские главы булгаковского романа «Мастер и Маргарита» — влиятельного литературного апокрифа, написанного таким же пышным языком. Совсем по-андреевски выглядят тексты Людмилы Петрушевской — главного мастера бытового гротеска в современной русской литературе. Повлиял Андреев и на Анну Старобинец — писательницу с жадным интересом ко всему сверхъестественному и уязвимому, к невероятно интенсивному счастью и столь же острой боли. Как и Андреев в своё время, она задаёт вопросы, на которые невозможно ответить и которые невозможно выкинуть из головы.
-Зачем тебе сенсоры, Красная Шапочка? - Чтобы тебя лучше слышать и чувствовать, дядя ИГо...
По моему Хотению!

Пред.

Вернуться в Жизнь запретных личностей

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Яндекс.Метрика