Новые публикации
Форма и содержание и Царь Грибов
Размышления при обилии
Жития Грешка и Гармонии. Книга Третья
Мой досуг Беден, Долг Огромен, А детство — Выжжено дотла, Мой разум Мыслями изъеден, И на нуле мои дела… Но я&nb
Любовь, интеллект и секс
Нэцкэ   Впрочем, секс всегда на первом месте. Вы можете не иметь интеллекта, не испытывать лирических пережив
Звездные Игры
Принципы творческого своеволия 
Новые комментарии
НВП написал(а): Действительно ...подмечено... :sm7
Мускус написал(а): сексуальная штука ::!!:: :sm7
ИГо написал(а): Знаете, я написал Первую книгу Жития, когда мне было 23. вторую следом, и Третью лет в 26... 27, Но концовку Четвёртую я написал спустя нескольк
Новое фото
Новое фото Секретное

Текущее время: 17 июл 2019, 21:11

Рим

факты, документы, мифы, религии, воспоминания
свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Рим

Volf » 21 дек 2010, 01:16

Смотрел, как у вас в названии клуба менялось название, и один раз возникла аббревиатура КАТОН - Клуб АкТивных ОдиНочек.
Как раз позавчера читал о Катоне.
Может быть, стоит его сделать покровителем нового форума?
Вот здесь в частности можно прочесть о нём. http://www.historicus.ru/151/
Интересная личность. Вообще, Римская история достойна пристального внимания

золотой Отец
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 17 дек 2010, 18:51

Re: Рим

Steik » 21 дек 2010, 18:56

Имперский Рим особенно. Считается кое-кем, что гладиаторство и эти зрелища его погубили.
Они перебили многих животных. Индустрия была подвоза. Конвеер зрелищных убийств.
Пресыщение от зрелищ. Мы с цыплят и собак начинаем.
если ты женщина, я что - должен неправду говорить?

СмотрЯщий
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 10 дек 2010, 14:46

Re: Рим

Квазар » 22 дек 2010, 11:30

Берём Катона покровителем Клуба. Запросто!
привет, АКТивные!

свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Re: Рим

Volf » 22 дек 2010, 13:32

Когда мы представляем себе римский образ жизни, у нас появляется очень много величественных ассоциаций.

Нам сразу же представляются сильные духом воины, вооружённые и могущественные воины, красивые постройки и красивые женщэины, облаченные в шелка и золото.

Насколько правильно строятся наши ассоциации, известно лишь истории. Гладиаторы, которые уже давно превратились в легенды и миф, представляются нам персонажами из известных фильмов и книг.

Однако словами не передать все ключевое значение этой величественной силы, которая была так необходима для римлян для того, чтобы доказать всем свое первенство.

Храбрость, сила, подготовленность, все это требовалось от героев для того, чтобы в боях продемонстрировать исключительное мастерство, которое бы удовлетворило болельщиков и конечно же самого Императора и его семью.

Это были действительно великие времена, которые сочетали в себе сильный дух и желание выйти из под императорского иго.

Они представляли собой своеобразное оружие, посредством которого Император воздействовал на окружающий мир. Воздействие это было сильным, могущественным и воля Императора была непреклонна.

свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Re: Рим

Volf » 25 дек 2010, 15:50

Повинуясь дикому инстинкту народа, алчного до земли и добычи, римляне времён республики не нуждались в оправдании своих завоеваний. Ещё Ливий находит совершенно естественным, чтобы народ, происходящий от Марса, покорял себе другие народы, и приглашает последних покорно сносить римскую власть. Но уже при Августе Виргилий, напоминая своим согражданам, что их назначение — владычествовать над народами (tu regere imperio populos, Romane, memento), придаёт этому владычеству моральное назначение — водворять мир и щадить покорённых (parcere subjectis). Идея римского мира (pax romana) становится с этих пор девизом римского владычества. Её возвеличивает Плиний, её прославляет Плутарх, называя Рим «якорем, который навсегда приютил в гавани мир долго обуреваемый и блуждавший без кормчего».

Сравнивая власть Рима с цементом, греческий моралист видит значение Рима в том, что он организовал общечеловеческое общество среди ожесточенной борьбы людей и народов. Этой же идее римского мира дал официальное выражение император Траян в надписи на храме, воздвигнутом им на Евфрате, когда до этой реки была вновь отодвинута граница империи. Но значение Рима скоро поднялось ещё выше. Водворяя среди народов мир, Рим призывал их к гражданскому порядку и благам цивилизации, предоставляя им широкий простор и не насилуя их индивидуальности. Он властвовал, по словам поэта, «не оружием только, а законами». Мало того: он призывал постепенно все народы к участию во власти. Высшая похвала римлян и достойная оценка их лучшего императора заключается в замечательных словах, с которыми греческий оратор, Аристид, обратился к Марку Аврелию и его товарищу Веру: «при вас все для всех открыто. Всякий, кто достоин магистратуры или общественного доверия, перестаёт считаться иностранцем. Имя римлянина перестало быть принадлежностью одного города, но стало достоянием человеческого рода. Вы установили управление миром наподобие строя одной семьи». Не мудрено, поэтому, что в Римской империи рано появляется представление о Риме, как общем отечестве. Замечательно, что эту идею вносят в Рим выходцы из Испании, давшей Риму и лучших императоров.

Уже Сенека, воспитатель Нерона и во время его малолетства правитель империи, восклицает: «Рим — как бы наше общее отечество». Это выражение усваивают себе затем, уже в более положительном смысле, римские юристы. «Рим — общее наше отечество»: на этом, между прочим, основывается утверждение, что изгнанный из одного города, не может проживать в Риме, так как «Р. — отечество всех». Понятно почему страх Р. владычества стал уступать у провинциалов место любви к Риму и какому-то поклонению пред ним. Нельзя без умиления читать стихотворение греческой женщины-поэта, Эринны (единственное, от неё до нас дошедшее), в котором она приветствует «Рому, дочь Ареса», и сулит ей вечность — или прощание с Римом галла Рутилия, на коленах лобызавшего, со слезами на глазах, «священные камни» Р., за то, что он «создал единое отечество многим народам», за то, что «благом стала для покорённых против их воли римская власть», за то, что «Рим превратил мир в стройную общину (urbem fecisti quod prius orbis erat) и не только владычествовал, но, что важнее, был достоин владычества». Гораздо существеннее, чем эта благодарность провинциалов, благословляющих Рим за то, что он, говоря словами поэта Пруденция, «поверг побежденных в братские оковы», другое чувство, вызванное сознанием, что Рим стал общим отечеством.

С тех пор, как, по выражению Ам. Тьерри, «маленькая община на берегах Тибра разрослась во вселенскую общину», с тех пор, как расширяется и одухотворяется идея Рима и римский патриотизм принимает моральный и культурный характер, — любовь к Риму становится любовью к роду человеческому и связующим его идеалом. Уже поэт Лукан, племянник Сенеки, даёт этому чувству сильное выражение, говоря о «священной любви к миру» (sacer orbis amor) и прославляя «гражданина, убеждённого в том, что он родился на свет не для себя, а для всего этого света». Это общее сознание культурной связи между всеми римскими гражданами порождает в III веке понятие romanitas, в противоположность варварству.

Задача соратников Ромула, отнимавших у соседей, сабинян, их жен и поля, превращается, таким образом, в мирную общечеловеческую задачу. В области идеалов и принципов, возвещаемых поэтами, философами и юристами, Рим достигает высшего своего развития и становится образцом для последующих поколений и народов. Он был обязан этим взаимодействию Рима и провинций; но именно в этом процессе взаимодействия заключались зародыши падения. Оно подготовлялось с двух сторон: претворяясь в провинциях, Рим утрачивал свою творческую, созидательную силу, переставал быть духовным цементом, соединявшим разнородные части; провинции были слишком различны между собой в культурном отношении; процесс ассимиляции и уравнения в правах поднимал на поверхность и ставил нередко на первый план национальные или социальные элементы, ещё не культурные или стоявшие много ниже общего уровня.

свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Re: Рим

Volf » 28 дек 2010, 01:37

История Рима раскрывает перед нами множество секретов, которые как нам часто кажется унесли с собой в могилу могущественные Императоры, сильные правители и властелины мира сего.

Много вод утекло со времен правления великих Императоров, со времен пожара, который подстроил, согласно множествам исторических сведений, Император Нерон.

Строительство, которое было самым важным и ключевым элементом, было поставлено на стратегический уровень, так как благодаря этому строились дороги, которые соединяли столицу даже с самыми крайними провинциями.

Именно по этим дорогам и происходило шествие римских войск.

Дороги, которые строили римляне, были проектированы и осуществлены на самом высоком уровне и с учетом наивысшего качества.

Дороги были добротными и очень широкими, благодаря этому возможность столкновения двух колясок была сведена к минимуму. О безопасности проезда римляне также не забыли, на дорогах возвышались каменные столбы, которые указывали дистанцию до самого близко расположенного города.

Для проезжих и самих граждан Рима, которые путешествовали или ехали из города в город, была возможность остановиться в постоялых дворах, для них предусматривался полный спектр сервиса с ночлегом, едой, сменой лошадей, почтой и т.д.

золотой Отец
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 15 дек 2010, 20:00

Re: Рим

Орфей » 31 дек 2010, 01:34

Хоть они и строили лучшие дороги (до сих пор используются!) но всё же дураков в Риме было множество. :D
Гоголю приписывают фразу про дураков и дороги. но он это нигде не говорил и не писал.
впадать в экстаз помногу раз!

свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Re: Рим

Volf » 01 янв 2011, 23:49

Про Гоголя вам виднее, Орфей :P

Гладиаторы Древнего Рима

«Мы жертвуем живыми, чтобы накормить мертвых» — так император Каракалла в III веке нашей эры сформулировал идейную основу гладиаторских боев, вместе со звериными травлями ставших самым кровавым и жестоким зрелищем в истории человечества. Согласно римским верованиям, которые они, в свою очередь, заимствовали у этрусков, зверства должны были умиротворить души умерших. В древности это было высшей честью, которую могли воздать знатному предку благодарные наследники.


Впрочем, поначалу этот этрусский обычай достаточно медленно укоренялся в жизни римлян времен ранней Республики, может быть, потому что им приходилось много работать и много воевать, и в качестве развлечений они предпочитали атлетические состязания, конные скачки, а также простые театральные представления, разыгрывающиеся непосредственно в толпе отдыхающих. Тогда римлян никак нельзя было назвать любителями созерцания предсмертных конвульсий и стонов раненых, так как этого более чем хватало в их повседневной полувоенной жизни.


Но энтузиасты находятся в любом деле, и в 264 году до н.э. на Коровьем рынке Рима во время поминок по Бруту Пере, устроенных его сыновьями Марком и Децимом, состоялся поединок трех пар гладиаторов (от латинского слова «gladius» — меч). Но лишь спустя еще почти 50 лет это зрелище получило определенный размах: уже 22 пары гладиаторов на протяжении 3 дней услаждали взоры жителей на погребальных играх, устроенных в память о дважды консуле Марке Эмилии Лепиде тремя его сыновьями. И только в 105 году до н.э. благодаря неустанным заботам народных трибунов об увеселении римской черни, уже начавшей формироваться как социальный класс, гладиаторские бои были введены в число официальных публичных зрелищ. Так джинн был выпущен из бутылки...


К исходу II века до н.э. бои, длившиеся несколько дней подряд при участии не одной сотни гладиаторов, не удивляли уже никого. Появились и люди, для которых содержание и обучение гладиаторов стало профессией. Они назывались ланистами. Суть их деятельности заключалась в том, что они находили на невольничьих рынках физически крепких рабов, причем желательно военнопленных и даже преступников, выкупали их, обучали всем премудростям, необходимым для выступлений на арене, а затем сдавали в аренду всем желающим устроить гладиаторские бои.


И все же основную массу профессиональных бойцов арены составляли выходцы из гладиаторских школ. Во времена правления Октавиана Августа (около 10 года до н.э.) в Риме существовало 4 императорские школы: Большая, Утренняя, где готовили бестиариев — гладиаторов, сражавшихся с дикими зверями, школа Галлов и школа Даков.


Среди римских аристократов стало модным иметь своих личных гладиаторов, которые не только зарабатывали хозяину деньги выступлениями, но и выполняли функции личных охранников, что во времена гражданских волнений поздней Республики было чрезвычайно актуальным. В этом отношении всех перещеголял Юлий Цезарь, содержавший одно время до 2 тысяч гладиаторов-телохранителей, составлявших настоящую армию.


Надо сказать, что гладиаторами становились не только по принуждению рабовладельца или по приговору суда к арене, но и абсолютно добровольно, в погоне за славой и богатством.


Несмотря на все опасности этой профессии, простой, но крепкий парень с римского социального дна действительно имел шанс разбогатеть. И хотя шансов погибнуть на пропитанном кровью песке арены было куда больше, рисковали многие. Самые удачливые их них, помимо любви римской черни, а случалось, и римских матрон, получали солидные денежные призы от поклонников и устроителей боев, а также проценты от ставок в букмекерских конторах. К тому же римские зрители частенько бросали на арену особенно полюбившемуся победителю деньги, драгоценности и другие дорогостоящие безделушки, что также составляло немалую долю в доходах цирковой звезды. Император Нерон, например, подарил однажды гладиатору Спикулу целый дворец. А еще многие из известных бойцов давали всем желающим уроки фехтования, получая за это весьма приличную плату.


Тем не менее удача на арене улыбалась совсем не многим — публика хотела видеть кровь и смерть, поэтому гладиаторам приходилось биться всерьез, доводя толпу до неистовства.


И все же большую часть гладиаторов составляли не добровольцы, а рабы и преступники. Проданные в школу или приговоренные судом к арене, что, безусловно, было предпочтительней смертной казни, они после курса обучения, длившегося 3 года, должны были сражаться в цирке. Если гладиатору удавалось остаться в живых, то после еще 2 лет обязательного пребывания в школе в качестве тренера или помощника ланиста он получал полное освобождение и восстанавливался в гражданских правах. А если принимал решение продолжить карьеру гладиатора, то так же, как и добровольцы, оставался в разряде infames — «опозоренных».

свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Re: Рим

Volf » 07 янв 2011, 04:50

Незадолго до игр люди, специализировавшиеся на рекламе, ходили по всему городу и писали краской объявления о предстоящих боях везде, где можно было дотянуться кистью. Порой для этих целей использовали даже надгробия. На древних кладбищах сохранились некоторые из них с высеченной просьбой — «Не пишите объявлений!» Впрочем, римская публика без всяких объявлений назубок знала расписание ближайших гладиаторских боев.


Церемония их открытия была впечатляющим зрелищем. Устроитель игр на колеснице или пешком, в зависимости от занимаемого положения, окруженный толпой друзей и клиентов, объезжал или обходил весь цирк под бурные аплодисменты и одобрительные крики толпы, уже чувствовавшей запах крови. Затем следовал парад гладиаторов — участников игр в полном боевом вооружении. Публика, приветствуя своих любимцев, буквально неистовствовала. В определенный момент гладиаторы останавливались напротив императорской ложи, выбрасывали вперед правую руку и кричали: «Цезарь! Идущие на смерть приветствуют тебя!», а после этого строем уходили в подтрибунное помещение, где ожидали выхода на арену.


Гладиаторские бои проходили по-разному. Бывали поединки единичных пар, а иногда несколько десятков, а то и сот пар сражались одновременно. Порой на арене разыгрывались целые представления, введенные в практику массовых развлечений Юлием Цезарем. Так, за считанные минуты воздвигались грандиозные декорации, изображавшие стены Карфагена, а гладиаторы, одетые и вооруженные, как легионеры и карфагеняне, представляли штурм города. Или на арене вырастал целый лес из свежесрубленных деревьев, а гладиаторы изображали нападение германцев на тех же легионеров из засады. Фантазия режиссеров-постановщиков древнеримских шоу не знала границ. И хотя римлян чем-то удивить было крайне трудно, императору Клавдию, правившему в середине I века, это вполне удалось. Воплощенная по его приказу наумахия (инсценировка морского сражения) была такого масштаба, что оказалась способной поразить воображение всех жителей Вечного города от мала до велика. Хотя наумахии устраивались достаточно редко, так как были очень дорогостоящими даже для

императоров и требовали тщательной разработки.


Первую же наумахию провел в 46 году до н.э. Юлий Цезарь. Тогда на Марсовом поле Рима для проведения морской битвы было выкопано огромное искусственное озеро. В этом представлении участвовало 16 галер, на которых находились 4 тысячи гребцов и 2 тысячи солдат-гладиаторов. Казалось, более масштабное зрелище устроить уже невозможно, но во 2 году до н.э. первый римский император Октавиан Август после годичной подготовки представил римлянам наумахию с участием 24 кораблей и 3 тысяч солдат, не считая гребцов, которые разыграли битву между греками и персами при Саламине. Побить этот рекорд удалось только императору Клавдию. Для проведения задуманной им наумахии было выбрано Фуцинское озеро, находящееся в 80 километрах от Рима. Никакой другой близлежащий водоем просто не мог вместить 50 настоящих боевых трирем и бирем, экипажи которых составили 20 тысяч приговоренных к арене преступников. Для этого Клавдий опустошил все городские тюрьмы, посадив на корабли всех, кто мог носить оружие.


А чтобы отбить у такого количества преступников, собранных в одном месте, охоту организовать мятеж, озеро было окружено войсками. Морское сражение происходило в той части озера, где холмы образовывали естественный амфитеатр. Недостатка в зрителях не было: около 500 тысяч человек — практически все взрослое население Рима, расположилось на склонах.


Корабли, разделенные на два флота, изображали противостояние родосцев и сицилийцев. Сражение, начавшееся около 10 утра, закончилось лишь в четвертом часу дня, когда сдался последний «сицилийский» корабль. Римский историк Тацит писал: «Боевой дух сражавшихся преступников не уступал боевому духу настоящих воинов». Воды озера были красными от крови, не говоря уж о раненых, только убитых было больше 3 тысяч человек. После сражения Клавдий помиловал всех уцелевших, за исключением нескольких экипажей, уклонившихся, по его мнению, от боя. Публика же была в совершеннейшем восторге от увиденного. «Переиграть» Клавдия никому из последующих императоров уже не удалось. Не случайно его смерть оплакивал буквально весь город, ведь он, как никто другой, возможно, за исключением Нерона, умел развлечь публику. И пусть за время своего правления Клавдий показал себя далеко не блестящим государственным деятелем, это не мешало ему быть едва ли не самым почитаемым в народе императором.


Гладиаторские бои были не чужды и образованнейшим людям того времени. Цицерон, например, так оценивал эти игры: «Людям полезно видеть, что рабы могут мужественно сражаться. Если даже простой раб может проявлять мужество, то какими же должны быть римляне? Кроме того, игры приучают воинственный народ к виду убийства и готовят его к войне». Плиний, Тацит и многие другие выдающиеся римские писатели и мыслители были горячими поклонниками цирковых зрелищ. Исключение составлял, пожалуй, только философ Сенека, всячески ратовавший за их запрещение, что не в последнюю очередь привело к его вынужденному самоубийству по приказу его венценосного воспитанника Нерона.

свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Re: Рим

Volf » 09 янв 2011, 18:35

Почти все римские императоры стремились превзойти в грандиозности игр друг друга, чтобы завоевать любовь толпы. Император Тит на открытии Колизея, вмещавшего до 80 тысяч зрителей и сразу ставшего главной ареной Древнего Рима, приказал умертвить разными способами 17 тысяч евреев, десять лет работавших на его строительстве. А император Коммод, прошедший курс обучения в гладиаторской школе, сам сражался на арене. Все его поединки, естественно, заканчивались победами. Впрочем, римляне, не любившие «халтуры» в таком важном деле, довольно быстро заставили его закончить карьеру гладиатора. Хотя войти в летопись игр Коммоду все же удалось — однажды он убил меткими выстрелами из лука пятерых весьма дорогостоящих бегемотов. Император Домициан, будучи виртуозом в стрельбе из лука, любил потешить зрителей, поражая стрелами голову льва или медведя так, чтобы стрелы как будто становились для них рогами. А рогатых от природы животных — оленей, быков, зубров и так далее он убивал выстрелом в глаз. Надо сказать, что римский народ очень любил этого правителя.


Встречались среди римских императоров и весельчаки. С именем Галлиена, например, связана очень забавная история. Одного ювелира, продававшего фальшивые драгоценные камни и приговоренного за это к арене, бестиарии выгнали на середину цирка и поставили напротив закрытой львиной клетки. Несчастный с замиранием сердца ждал неминуемой и притом ужасной смерти, и тут дверь клетки распахнулась и из нее вышел… цыпленок. Не выдержавший напряжения ювелир упал в обморок. Когда зрители вдоволь насмеялись, Галлиен повелел объявить: «Этот человек обманывал, поэтому и его обманули». Затем ювелира привели в чувство и отпустили на все четыре стороны.


К началу IV века гладиаторские бои и звериные травли стали постепенно приходить в упадок. Это было время, когда некогда Великая Римская империя стала буквально изнемогать под ударами многочисленных «варварских» племен. Положение усугублялось непрекращающимся экономическим кризисом — сами римляне практически не работали, а привозимые товары непрерывно дорожали. А потому у римских императоров того периода хватало забот, помимо устройства дорогостоящих игр. И тем не менее они продолжались, хотя уже и без прежнего размаха. Окончательно гладиаторские бои были запрещены за 72 года до падения Римской империи.


Во время обучения в школе всех гладиаторов сытно кормили и квалифицированно лечили. Примером тому может служить тот факт, что знаменитый древнеримский врач Гален долгое время работал в Большой императорской школе. Спали гладиаторы попарно в небольших каморках площадью 4 — 6 м2. Тренировки, продолжавшиеся с утра и до вечера, были очень интенсивными. Под руководством учителя, бывшего гладиатора, новички обучались фехтованию. Каждому из них давали деревянный меч и щит, сплетенный из ивы. Удары отрабатывались на вкопанном в землю деревянном колу высотой около 180 см. На начальном этапе обучения «курсант» должен был овладеть умением наносить сильные и точные удары в воображаемые грудь и голову противника, а также не раскрываться при обороне. Для укрепления мышц следующее после деревянного железное учебное оружие специально делалось в 2 раза тяжелее боевого.

Когда новичок в должной степени постигал азы боевого искусства, его, в зависимости от способностей и физической подготовки, распределяли в специализированные группы того или иного типа гладиаторов. Самым старым, классическим типом, просуществовавшим до конца Республики, были самниты, названные так по имени народа, хоть и покоренного римлянами, но нанесшего последним несколько военных поражений, за что и были практически истреблены в I веке до н.э. И тем не менее именно их вооружением римляне и снабдили своих первых гладиаторов. Оно состояло из большого прямоугольного щита, шлема с высоким гребнем и султаном из перьев, короткого прямого меча и поножи на левой ноге. В начале нашей эры название «самнит» заменилось на секутора (преследователя), хотя вооружение оставалось прежним. На них очень походили гопломахи, с той разницей, что их щиты были большими и круглыми. Соперниками гопломахов и секуторов были, как правило, ретиарии — представители одного из самых технически сложных видов этого «спорта». Ретиарии получили это название от своего главного орудия — сети (от лат. — «rete») с тяжелыми грузилами по краям. Задачей ретиария было метнуть сеть так, чтобы опутать противника с головы до ног, а затем уже прикончить его трезубцем или кинжалом. Ни шлема, ни щита у ретиария не было — ему приходилось рассчитывать только на собственную ловкость. В эту группу брали наиболее быстрых и координированных новичков.

Франкийцы были вооружены маленьким круглым щитом, небольшим изогнутым мечом, поножами на обеих ногах, железным нарукавником на правой руке, шлемом с забралом со множеством отверстий, закрывавшим все лицо.

На шлемах галлов, или мурмиллонов (от лат. «murma» — рыба) изображалась рыба, а их вооружение соответствовало галльскому. Часто противниками мурмиллонов выступали ретиарии, напевавшие во время схватки песенку, придуманную в давние времена: «Я ловлю не тебя, я ловлю рыбу. Почему ты убегаешь от меня, галл?». Несколько особняком стояли эсседарии — гладиаторы, сражавшиеся на боевых колесницах. Они были вооружены арканами, пращами, луками и дубинами. Первыми эсседариями были пленные бритты, которых Юлий Цезарь привез из своего не слишком удачного Британского похода.

Наименее способные ученики попадали в андабаты. Они были вооружены только двумя кинжалами, без всякой дополнительной защиты, довершал это снаряжение шлем с двумя отверстиями, совершенно не совпадающими с глазами. Поэтому андабаты вынуждены были сражаться друг с другом практически вслепую, наугад размахивая оружием. Цирковые служители им «помогали», подталкивая сзади раскаленными железными прутами. Публика всегда очень веселилась, глядя на несчастных, а эта часть гладиаторских боев считалась у римлян самой забавной.

свинцовый Ворон
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 16 дек 2010, 22:36

Re: Рим

Volf » 15 янв 2011, 11:52

Ничуть не меньше, чем поединки гладиаторов, римляне любили зрелища их сражения с дикими животными, как, впрочем, и схватки между зверями.

Еще диктатор Сулла в 93 году до н.э. выставил на арену 100 львов, затем Юлий Цезарь — 400, Помпей — 600 и еще 400 леопардов и 20 слонов. В дальнейшем число животных на аренах росло просто немыслимыми темпами: на играх, данных Ульпием Траяном в честь его победы над даками, было умерщвлено около 11 тысяч самых разных зверей.


Ловцы животных трудились не покладая рук, опустошая римские провинции в Африке и Азии, а также сопредельные территории. Этим чрезвычайно опасным, но и столь же выгодным бизнесом занимались тысячи профессионалов. Помимо сражающихся людей на аренах гибли сотни и тысячи львов, тигров, волков, леопардов, медведей, пантер, кабанов, диких быков, бизонов, слонов, бегемотов, носорогов, антилоп, оленей, жирафов, обезьян. Однажды ловцы ухитрились привезти в Рим даже белых медведей! Видимо, невыполнимых задач для них просто не существовало.

Все эти животные в цирках были жертвами градиаторов-бестиариев. Их обучение было гораздо более длительным, нежели классических гладиаторов. Учеников знаменитой Утренней школы, получившей такое название из-за того, что звериные травли проходили по утрам, обучали не только обращению с оружием, но и дрессуре, а также знакомили с особенностями и повадками разных животных.

Древнеримские дрессировщики достигли в своем искусстве невиданных высот: медведи ходили по канату, а львы клали бестиарию под ноги загнанного, но еще живого зайца, обезьяны ездили верхом на свирепых гирканских гончих, а оленей запрягали в колесницы. Этим удивительным трюкам не было числа. Но когда пресыщенная толпа требовала крови, на арене появлялись бесстрашные венаторы (от лат. wenator — охотник), умевшие убивать зверей не только различными видами оружия, но и голыми руками. Высшим шиком у них считалось накинуть на голову льва или леопарда плащ, замотать его, а затем убить зверя одним ударом меча или копья.

Огромной популярностью пользовалось также стравливание животных друг с другом. Римлянам надолго запомнился бой между слоном и носорогом, во время которого слон схватил метлу, которой подметали арену, ослепил ее острыми прутьями носорога, а затем растоптал противника.


Именно гладиаторские бои, проводимые на аренах цирков, были ежедневным и любимым зрелищем римлян, прекрасно разбиравшихся в нюансах рукопашных схваток.

Публика внимательнейшим образом следила за ходом поединка, отмечая малейшие изменения в действиях сражающихся гладиаторов.


Если один из них во время поединка был тяжело ранен, он мог бросить оружие и поднять вверх руку — этим жестом он просил зрителей о пощаде. Если публике нравилось, как он сражался, то люди поднимали вверх большие пальцы рук или просто махали платками, крича при этом «Отпусти!». Если же не нравилось, то зрители опускали большие пальцы книзу, вопя «Добей!».

Вердикт толпы не оспаривался даже императором.

Бывало, что схватка затягивалась, а оба израненных гладиатора долго не могли одолеть один другого. Тогда зрители могли сами остановить поединок и потребовать от эдитора — устроителя игр — отпустить обоих бойцов с арены. И эдитор подчинялся «гласу народа».

То же происходило и в том случае, если гладиатор настолько угождал публике своим мастерством и мужеством, что она требовала немедленного вручения ему деревянного тренировочного меча в качестве символа полного освобождения не только от схваток на арене, но и от рабства. Разумеется, касалось это только военнопленных и рабов, но не добровольцев.

До наших дней дошло имя гладиатора Фламмы, во время карьеры которого восхищенные зрители четырежды требовали вручения ему деревянного меча, а он все четыре раза отказывался! Не исключено, что Фламма проявлял столь неслыханное упрямство в погоне за славой и деньгами. Так или иначе, но это ему удалось, он ушел с арены добровольно, более или менее невредимым, причем в довольно зрелом возрасте и будучи обладателем приличного состояния.

мистИГ
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 22 дек 2010, 14:24

О времена, о нравы!

Игорь Галеев » 10 апр 2019, 12:47

Или немного о Римских императорах, их окружении, поступках и нетерпящей возражений логике.


Гай Калигула (12 – 41 гг. нашей эры, правил с 37 года)
В настоящее время никто не может точно сказать, был ли Калигула безумцем, или обладателем наистраннейшего чувство юмора, или же и то и другое вместе. Однако истории о его «подвигах» известны очень многим.

Одним из самых странных решений Гая является объявление войны Нептуну, богу моря. По приказу императора легионеры отправились к берегам пролива Ла-Манш, где… побросали копья в воду. Чем закончилась эта война, история умалчивает.

Изображение
Калигула помещает прах матери и брата в гробницу предков, Эсташ Лёсюёр, 1647.
Клавдий (10 г. до нашей эры – 54 г. нашей эры, правил с 41 года)
Клавдий был неидеален. Однако и особенно плохим императором он не был, особенно – по сравнению со своим предшественником и преемником. Но то – в жизни государственной, в личной же всё было несколько иначе.

Отношения Клавдия с родственниками не задались с самого его детства. Возможно, их нелюбви нему поспособствовали его неприятный, хриплый голос и неразборчивая речь. Сам Август удивлялся тому, как однажды выступление Клавдия было вполне связным. Венцом неприязни семьи к нему стали слова Антонии Младшей, его собственной матери:

Урод среди людей, которого природа начала и не кончила.
Чувствуется, Антония была не самой любимой его родственницей…



Нерон (37 – 68 гг. нашей эры, правил с 54 года)
Нерону везло несколько больше, чем его приёмному отцу Клавдию. У него были любящие мать и тётка, которых, как говорили, он и сам любил. Правда, обеих потом приказал убить, но это другая история.

В 58 году он без памяти влюбился в молодую жену своего друга Марка Сальвия Отона, красавицу Поппею Сабину. Она была одарена природой всеми качествами, за исключением, разве что, порядочности, и потому не упустила этот шанс возвышения – стала любовницей императора.

Спустя некоторое время Нерон захотел жениться на Поппее, чему Отон воспротивился. Тогда Нерон решил казнить бывшего друга. Его спасло только вмешательство Сенеки, который добился того, что Отон уехал в провинцию. А Нерон в 62 году женился на Поппее. В 65 году она забеременела, но, на свою беду, поссорилась с подвыпившим мужем, и в пылу спора он пнул её в живот. Разумеется, она умерла. Как говорят, совесть императора некоторое время помучила.
Изображение
Сабина Поппея, школа Фонтенбло, ок. 1580 года.

Веспасиан (9 – 79 гг. нашей эры, правил с 69 года)
Веспасиан был первым из Флавиев, кто стал римским императором. Империя досталась ему далеко не в лучшем своём состоянии. Это сказались предыдущие разрушительные правления – скупого старика Гальбы и трех мотов: Нерона, Отона (да, того самого) и Вителлия. В самом худшем состоянии в Империи находились мораль и финансы, и если первую излечить могло только время, то вторые Веспасиан решил восстановить как можно быстрее. Для этого он увеличил старые и ввёл новые налоги. Самым известным стал налог на общественные уборные, вернее, на их посещение. Возразить императору попытался только его старший сын, будущий император Тит, однако и эта попытка провалилась.

Когда первые деньги были получены, Веспасиан заставил сына понюхать их, а затем спросил, пахнут ли они. Тит был вынужден ответить правдиво, то есть отрицательно. На что отец сказал ему:

А ведь это деньги с мочи.
Впоследствии вся эта история воплотилась в одной краткой, но ёмкой фразе: «Деньги не пахнут».


Аврелиан (214 – 275 гг., правил с 270 года)
Война была одним из любимых, и при том - успешных занятий императора Аврелиана. В этом ему, помимо прочего, помогали неплохое чувство юмора и известная доля находчивости.

Во время затянувшейся осады одного города он в гневе воскликнул, что собаки живой не оставит в городе, причём по неосторожности воскликнул это в присутствии легионеров. Когда осада была снята, они напомнили ему о данном обещании, однако убивать всех жителей римлянину уже расхотелось. Подумав минуту, он ответил, что разрешает убить всех городских собак.
-Зачем тебе сенсоры, Красная Шапочка? - Чтобы тебя лучше слышать и чувствовать, дядя ИГо...
По моему Хотению!

Даниил Родионов
уважаемый Гость
Аватара пользователя

Re: Рим

Даниил Родионов » 22 июн 2019, 12:22

Калигуле и не снилось: как развлекался римский император Луций Коммод

Римская империя — государство, подарившее миру богатое культурное наследие, ассоциируется с идеологией завоеваний, грубой силы и автократии. Императоры Рима имели неограниченную власть, которая часто превращала этих людей в безумцев. Они пренебрегали законами и приучали граждан к преклонению перед своей властью. Вседозволенность и безнаказанность омрачали их рассудок, превращая венценосцев в животных.
Изображение

“В семье не без урода”

Марк Аврелий и Коммод
Самым известным извращенцем принято считать императора Калигулу. Но не потому, что он превзошел своих предшественников в распущенности, а потому, что не считал нужным скрывать свои бесстыдные поступки. Продолжателем этой традиции стал сын Марка Аврелия Коммод, который не захотел наследовать славу своего отца и делал все, чтобы противоречить его этике.

Луций Элий Аврелий Коммод получил прекрасное образование и имел все, чтобы стать достойным сыном своего предшественника, “философа на троне”, как называли Марка Аврелия. Но, его с детства больше интересовали забавы и развлечения, которым он уделял много времени. Физическую силу он предпочитал силе ума и интеллекта. Кроме того, почувствовав какие возможности дает человеку власть, он пользовался ею для достижения собственных прихотей.

Еще будучи подростком, Коммод велел казнить своего личного банщика лишь за то, что бедняга нагрел воду для мытья больше обычного. Когда после смерти отца Коммоду доверили управление огромнейшей империей, он поначалу заслужил благосклонность народа, устраивая всеобщие гулянья в честь праздников. Но дальше торжеств его политика не продвинулась.

Император не занимался политическими проблемами, доверив эти хлопоты своим фаворитам. Его интересовали только развлечения, что влекло за собой колоссальные растраты государственной казны. В связи с этим представители сената хотели расправиться с Коммодом еще в первый год его правления, но заговор был раскрыт самим цезарем.
После этого случая подозрительность императора стала причиной многочисленных казней римской элиты. Он убил собственную жену, заподозрив ее в супружеской измене. Начался период разврата и безнаказанности Коммода.

Венценосный извращенец

Коммод имел гарем, насчитывающий сотни женщин и совсем юных мальчиков. С ними безумец испробовал все известные формы извращений. Сам любил одеваться в женские наряды, что свидетельствует о его нетрадиционной ориентации. Свои садистские наклонности цезарь проявлял в экспериментах над живыми людьми, пытаясь узнать, как устроен человек изнутри.

Он вел себя отвратительным образом, подкладывая во время трапезы в еду людские экскременты. Будучи поклонником древних египетских культов, Коммод устраивал религиозные ритуалы, связанные с болью и страданием. Император считал себя сыном бога Юпитера, и даже изъявил желание переименовать Рим в свою честь.

Гладиатор или император

Гладиаторы Рима
Главным пристрастием Коммода были гладиаторские бои. Он лично принимал в них участие, попирая нормы общественной морали, ведь гладиаторами были рабы. Для свободных граждан это занятие считалось постыдным. Коммод прекрасно владел мечом и постоянно одерживал победы. Но истинной причиной этих побед было нежелание настоящих гладиаторов “опозорить” самого императора, и ему практически не сопротивлялись. Пристрастие Коммода стало причиной распространения слухов,

будто бы его биологическим отцом был вовсе не Марк Аврелий. Люди не могли поверить в то, что у такого мудрого отца мог родиться такой ужасный сын. Не исключено, что мать Коммода, Фаустина, изменила своему супругу с кем нибудь из темпераментных и мужественных гладиаторов, которые вызывали восторг у всех женщин Рима.

Кара все же настигла безумного императора — в результате очередного заговора он был задушен рабом во время тренировочного поединка. После гибели, Луция Коммода провозгласили “врагом отечества”.

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Яндекс.Метрика