Новые публикации
Любовь, интеллект и секс
Нэцкэ   Впрочем, секс всегда на первом месте. Вы можете не иметь интеллекта, не испытывать лирических пережив
Звездные Игры
Принципы творческого своеволия 
Мать Бога
История эта мистична, а мистика — это тайна, которая воздействует по неземным правилам
Солдат
Слюной тоски исходит сердце, мне на корме не до утех. грохочут котелки и дверцы, слюной тоски исходит сердце под градом шуток, полных перца, под гогот
Новые комментарии
Максим написал(а): Книга интересная , остроумная и поэтичная содержанием, формой и языком изложения. Многие главы я перечитывал несколько раз- наслаждаясь глубиной и кра
Орфей написал(а): Чтобы шире познакомиться с содержанием книги, можете пройти по ссылке и прочесть расширенный анонс, а то и ознакомиться с большим бесплатным фрагм
Ямила написал(а): обожаю ваш стиль! так вкусно пишите! :sm1 ::!!::
Новое фото
Новое фото Любовь, интеллект и секс

Текущее время: 19 май 2019, 19:15

Истории про писателей

Ответить


Этот вопрос предназначен для предотвращения автоматической отправки форм спам-ботами.
Смайлики
:-| :smile: ;) :( :o :shock: :cry: :twisted: :roll: :mrgreen: :geek: :-( :-) :mi_ga_et: :ya_hoo_oo: :dan_ser: :co_ol: :-ok-: :hmmm: :jokingly: :happy: :good: :-P :drink: :cool: :-? ::yaz-yk: :uch_tiv: :ta_n_cor: :bet_ment: :jn_pu_sk: :tema-close: :gir_l-fri_end: :goria_cho: :pro_tiv: :ga-ze-ta; :wo_ol: :ya-za: :son-ce: :ts_ss: :lo)(ve: :ti_pa: :pri_vet:-: :is_te_ri_ka: :ro_za: :lo_ve: :ki_ss: :bra_vo: :a_g_a: :ras_pal_cov_ka: :hu_li:gan: :idea: :?: :k_i_n_g: :zvez_ochki: :v_i_k_i_n_g: :na_met_le: :ohot_nik: :-:ok:-: :ko_re:sha: :nez-nayu: ;;-))) :grin: :st_op:
Ещё смайлики…
BBCode ВКЛЮЧЁН
[img] ВКЛЮЧЁН
[flash] ВЫКЛЮЧЕН
[url] ВКЛЮЧЁН
Смайлики ВКЛЮЧЕНЫ
Обзор темы
   

Развернуть Обзор темы: Истории про писателей

Re: Истории про писателей

Сообщение Владимир Финогеев » 02 май 2019, 08:25

Двойное назначение

«Вот любопытная фотография Достоевского». — «Достоевский? Не узнал бы, если б ты не намекнул. Похож...
Изображение
Федор Михайлович Достоевский

«Вот любопытная фотография Достоевского». — «Достоевский? Не узнал бы, если б ты не намекнул. Похож на Бэрримора из «Собаки Баскервилей». А что это на нем? Фрак?» — «У фрака короткая передняя часть и длинные фалды сзади. Это сюртук — удлиненный пиджак». — «А когда сделана фотография?» — «В 1872 году. Я, признаться, когда увидел это фото, подумал, что это молодой Достоевский еще до литературного успеха, но потом понял свою ошибку». — «Наверное, фотография еще не пришла в Россию?» — «Как раз фотография уже была в сороковые годы, Пушкин три года не дожил до своего возможного снимка. Нет. Тут дело в бороде». — «То есть?» — «Посуди сам: в 1843 году Достоевский окончил Главное инженерное училище в Петербурге, получил должность инженера-подпоручика в Петербургской инженерной команде, но через год понял, что его призвание не инженерное дело, подал в отставку и сел за письменный стол.

Первое произведение «Бедные люди» было написано в 1845 году и получило большой успех. Значит, если думать, что фото сделано до этого момента, то это 1843—1844 годы. Но в армии бороды у Достоевского не было, возможно, низшим офицерским чинам запрещалось носить бороды, но не суть, просто так быстро бороды не отрастишь». — «Логично». — «Но, сам понимаешь, главная ценность этого фото для нас с тобой — правая рука Достоевского. Я все изображения Достоевского просмотрел, нигде так не видны руки и пальцы, как на этом снимке». — «Да, что и говорить, это удача для тех, кто интересуется хирологией». — «Что скажешь?» — «Я впечатлен большим пальцем Федора Михайловича. На некоторых фото писателя видны части большого пальца, не так, как здесь, но с другого ракурса, и мне казалось, что у Достоевского большой палец имеет после ногтя подъем к суставу». — «Какой подъем, я не очень врубаюсь?» — «Это такой изгиб, то есть ноготь расположен ниже, а сочленение первой и второй фаланг выше, тогда как на данной фотографии, первая и вторая фаланги образуют прямую линию. Нет изгиба». — «И что это значит? О чем говорит такая «прямизна»?» — «Если вторая фаланга толстая, а судя по виду, так оно и есть, а первая фаланга довольно массивная, что так же очевидно, то это сильный знак. Он разворачивается на многих уровнях. Обладатель таких особенностей предстает весьма резким в человеческих отношениях. Он слишком прямолинеен. Режет правду-матку в глаза». — «Вопреки русской пословице: «Не всякому слуху верь, не всякую правду сказывай»?» — «Более того. Он может быть груб и неуживчив». — «Это то, что обычно называют «тяжелый характер»?» — «Верно». — «Но, с другой стороны, разве может быть у романиста такой глубины легкий характер?» — «Согласен. Шедевр — это неподъемный материал, он страшно сопротивляется написанию.

Чтобы преодолеть это сопротивление, требуется нечеловеческое упорство. Оно и заключено в прямой, тяжелой первой фаланге большого пальца. Конечно, мы должны сюда присоединить длинный безымянный как выражение творческого порыва и длинный мизинец как дар слова, что мы, собственно, и отмечаем на этой фотографии. Возможно, длина безымянного чрезмерна, так как на фото он почти равен среднему, хотя нельзя исключить, что средний полусогнут и потому не впечатляет, как должно, а при таком сильном гладком и достаточно длинном указательном можно сделать вывод об огромной жажде славы, большой уверенности в себе. Но есть нюанс. «Прямизна» большого пальца говорит о том, что в человеке таятся неизвестные ему самому темные страсти и пороки, которые вдруг вырываются наружу. Там, где изгиб большого пальца от ногтя к суставу «сдерживает» греховные, неправильные, некрасивые поступки, «прямизна» свободно их пропускает. Человек может впасть в тщеславие, самодовольство и презрение к окружающим». — «Вот это любопытное заключение!
Оно находит подтверждение в действительности. Достоевский окончил «Бедных людей» и отнес писателю Григоровичу. Если бы в то время была Книга рекордов Гиннесса, он попал бы туда за огромные бакенбарды. Тот посоветовал отдать роман Некрасову. Прочитав, Некрасов был потрясен, поторопился к Белинскому, войдя, воскликнул: «Новый Гоголь родился!» Белинский, прочитав, потребовал к себе Достоевского. Они встретились, Белинский хвалил, повторяя: «Да понимаете ли вы сами, что это вы такое написали?!» И что ты думаешь! Достоевский, говорят, чуть не лопнул от гордости и самолюбования, исполнился непомерного тщеславия. Коллеги по цеху стали иронизировать. Особенно Тургенев. Достоевский не стал себя сдерживать, поругался с Тургеневым, разошелся с Некрасовым и Белинским.

Метафизическое лечение было суровым. Как ты помнишь, Достоевский стал членом кружка Петрашевского, все были арестованы, первоначально приговорены к расстрелу. Уже поставили к столбу, надели на головы мешки, как приговор был заменен на восьмилетнюю каторгу. Достоевский был сослан в Сибирь. Николай I, впрочем, смягчил приговор. Жалея талант молодого писателя, сократил каторгу до четырех лет. Потом Достоевский был определен солдатом в Семипалатинск. Разжалование из офицеров в низший чин тоже было определенной милостью царя, так как предполагало возвращение прав состояния». — «Я бы не стал рассматривать арест и каторгу как лечение тщеславия.
Тут целый комплекс обструктивных согласований». — «Тебе виднее как теоретику, но все-таки какой-то частью, каким-то краем это связалось», — Слава показал жестами этот край. «Если только одной ниточкой, — уступил я. — И вот еще про темные неожиданные токи: Достоевский поехал за границу, попал в казино и неожиданно сделался игроком до помутнения рассудка. «Прямизна» большого пальца при гладких пальцах (без узелков на фалангах) выдает временное пленение разума низкой страстью.
Но к счастью, у Достоевского были и высокие страсти. Подводя итог, мы скажем, что прямая первая фаланга большого пальца при ее массивности имеет двоякое толкование: с одной стороны, неостановимое движение к цели, с другой — тяжелый характер и подверженность выбросам темных страстей».

Re: Истории про писателей

Сообщение Дора » 16 апр 2019, 14:26

психическая болезнь Франца Кафки

До сих пор остается неизвестным, почему многие творческие люди подвержены психическим расстройствам. Не обошла болезнь и одного из самых выдающихся писателей XX века. В этой статье вы узнаете, что же происходило с Кафкой на протяжении всей его жизни.

С самого детства Кафка ощущал беспросветное одиночество. Скорее всего, это было связано с тем, что дома он не получал ни ласки, ни любви. Отец был с ним очень строг, а у матери не хватало на сына времени. Кафка закрылся в себе, постоянно сидел дома и мало общался со сверстниками.

Изображение
Франц Кафка в детстве
Отец был человеком крупным с басистым голосом, он мог прикрикнуть на сына, а иногда даже бил. Из-за этого всю жизнь Кафку преследовали неуверенность в себе и чувство собственной неполноценности.

Друзей у писателя было крайне мало, он очень плохо сходился с людьми. С девушками дела обстояли проще, но строить длительные отношения Кафка не мог. Женщин было много, он даже дважды венчался, но все таки вскоре пара расставалась.
Изображение
Франц Кафка и Фелиция Бауэр
Писатель вел здоровый образ жизни. Контрастный душ, пробежки, правильное питание - этим правилам он следовал на протяжении всей жизни. Но несмотря на все попытки оздоровиться, Кафка вечно болел и ходил по врачам. В собственных заболеваниях он очень сильно винил себя самого, и с каждым разом все больше себя ограничивал.

Работа в страховом агентстве мешала ему посвятить все свое время литературе, поэтому под конец своей жизни он начал ненавидеть своего начальника и коллег. В найденном дневнике Кафки обнаружили очень много гадостей про этих людей.

Изображение
Как можно заметить, все произведения Кафки наполнены злостью, грустью и безнадегой. Многие биографы сошлись во мнении, что у писателя была "простая форма шизофрении". Если бы не жестокое отношение со стороны отца, кто знает, возможно у великого писателя сложилась бы более счастливая жизнь.


Даже перед смертью Кафка был уверен в своей никчемности и отсутствии писательского таланта. Он взял обещание со своего близкого друга Макса Брода, что тот сожжет все его рукописи. Но Макс был уверен, что произведения Кафки настолько шедевральные, и их обязательно должен увидеть весь мир, поэтому обещания своего не выполнил. Именно благодаря ему, сейчас мы можем прочитать прекрасные книги талантливого писателя.

Re: Истории про писателей

Сообщение Игорь Галеев » 14 апр 2019, 12:29

Александр Серафимович
Изображение
Горький сумел сгруппировать вокруг издательства «Знание» все лучшее, что было среди писателей. Все же гнилое гнал беспощадно и яро.

Горький был не только гениальный, незабываемый пролетарский писатель, но и удивительный организатор. Две эти черты особенно ярко его характеризуют. Кипучая энергия всегда билась в его груди и сказывалась в его соприкосновении со всем окружающим. Неуемная жажда, неуемная энергия, бившаяся в груди Алексея Максимовича, прорывалась во всем — во встречах с людьми, в характеристиках людей, в его разборе произведений молодых писателей, в его указаниях им, как писать, как освещать явления быта, общественности, всего окружающего.

Re: Истории про писателей

Сообщение сВами » 08 апр 2019, 09:56

Владислав Ходасевич
Изображение
Большая часть моего общения с Горьким протекла в обстановке почти деревенской, когда природный характер человека не заслонен обстоятельствами городской жизни. Поэтому я для начала коснусь самых внешних черт его жизни, повседневных его привычек.

День его начинался рано: вставал часов в восемь утра и, выпив кофе и проглотив два сырых яйца, работал без перерыва до часу дня. В час полагался обед, который с послеобеденными разговорами растягивался часа на полтора. После этого Горького начинали вытаскивать на прогулку, от которой ой всячески уклонялся. После прогулки он снова кидался к письменному столу — часов до семи вечера. Стол всегда был большой, просторный, и на нем в идеальном порядке были разложены письменные принадлежности. Алексей Максимович был любитель хорошей бумаги, разноцветных карандашей, новых перьев и ручек — стило никогда не употреблял. Тут же находился запас папирос и пестрый набор мундштуков — красных, желтых, зеленых. Курил он много.

Часы от прогулки до ужина уходили по большей части на корреспонденцию и на чтение рукописей, которые присылались ему в несметном количестве. На все письма, кроме самых нелепых, он отвечал немедленно. Все присылаемые рукописи и книги, порой многотомные, он прочитывал с поразительным вниманием и свои мнения излагал в подробнейших письмах к авторам. На рукописях он не только делал пометки, но и тщательно исправлял красным карандашом описки и исправлял пропущенные знаки препинания. Так же поступал он и с книгами: с напрасным упорством усерднейшего корректора исправлял он в них все опечатки. Случалось — он тоже самое делал с газетами, после чего их тотчас выбрасывал.

Re: Истории про писателей

Сообщение сВами » 07 апр 2019, 16:35

Марк Алданов
Изображение
Я никогда не принадлежал к числу его друзей, да и разница в возрасте исключала большую близость. Однако я знал Горького довольно хорошо и в один период жизни (1916 — 1918 годы) видал его часто. До революции я встречался с ним исключительно в его доме (в Петербурге). В 1917 году к этому присоединились еще встречи в разных комиссиях по вопросам культуры.

Флобер оставил пишущим людям завет: «Жить как буржуа и думать как полубог!» Горький и до революции, и после нее жил вполне «буржуазно» и даже широко. Если не ошибаюсь, у него за столом чуть не ежедневно собирались ближайшие друзья. Иногда он устраивал и настоящие «обеды», человек на десять или пятнадцать. До 1917 года мне было и интересно, и приятно посещать его гостеприимную квартиру на Кронверкском проспекте. Горький был чрезвычайно любезным хозяином. Он очень любил все радости жизни. Любил, в частности, хорошее вино (хотя «пьяницей» никогда не был). После нескольких бокалов вина он становился особенно мил и весел. Слушал охотно других, сияя улыбкой (улыбка у него была детская и чрезвычайно привлекательная). Еще охотнее говорил сам. Видел он на своем веку очень много и рассказывал о виденном очень хорошо и занимательно. Правда, к сожалению, как большинство хороших рассказчиков, он повторялся. Так, его любимый рассказ о каком-то татарине, которого он когда-то хотел освободить из тюрьмы, я слышал — в одних и тех же выражениях — раза два или три. Татарина надо было будто бы для освобождения обратить в православие, и для этого он, Горький, ездил к влиятельным и компетентным особам — о встречах с ними он и рассказывал. Составлен рассказ был очень живописно, но все ли в нем было строго точно — не знаю. Немного сомневаюсь, чтобы человека можно было освободить из тюрьмы в награду за крещение. Вероятно, для живописности Горький кое-что приукрашивал.

Re: Истории про писателей

Сообщение Орфей » 05 апр 2019, 11:16

Дмитрий Мережковский
Изображение
О Горьком как о художнике именно больше двух слов говорить не стоит. Правда о босяке, сказанная Горьким, заслуживает величайшего внимания; но поэзия, которою он, к сожалению, считает нужным украшать иногда эту правду, ничего не заслуживает, кроме снисходительного забвения. Все лирические излияния автора, описания природы, любовные сцены — в лучшем случае посредственная, в худшем — совсем плохая литература. <...>

Но те, кто за этою сомнительною поэзией не видит в Горьком знаменательного явления общественного, жизненного, — ошибаются еще гораздо больше тех, кто видит в нем великого поэта. В произведениях Горького нет искусства; но в них есть то, что едва ли менее ценно, чем самое высокое искусство: жизнь, правдивейший подлинник жизни, кусок, вырванный из жизни с телом и кровью... И, как во всем очень живом, подлинном, тут есть своя нечаянная красота, безобразная, хаотическая, но могущественная, своя эстетика, жестокая, превратная, для поклонников чистого искусства неприемлемая, но для любителей жизни обаятельная. Все эти «бывшие люди», похожие на дьяволов в рисунках великого Гойя, — до ужаса реальны, если не внешнею, то внутреннею реальностью: пусть таких людей нет в действительности, но они могут быть, они будут. Это вещие видения вещей души. «С подлинным души моей верно», подписался Горький под одним из своих произведений и мог бы подписаться под всеми.

Чутье, как всегда, не обмануло толпу. В Горьком она обратила внимание на то, что в высшей степени достойно внимания. Может быть, не поняла, как следует, и даже поняла, как не следует, но если и преувеличила, то недаром: дыма было больше, чем огня; но был и огонь; тут, в самом деле, загорелось что-то опасным огнем.

Re: Истории про писателей

Сообщение Игорь Галеев » 02 апр 2019, 11:25

Писатели-современники о Максиме Горьком

По количеству тиражей книги Максима Горького уступали лишь произведениям Александра Пушкина и Льва Толстого. Пять раз этот писатель выдвигался на Нобелевскую премию, основал три крупных издательства («Знание», «Парус» и «Всемирная литература») и возродил легендарную серию «Жизнь замечательных людей» (ЖЗЛ). Именно от его слова зависело, будет ли молодой автор публиковаться или так и останется неузнанным.
Изображение
Горькому льстили, его критиковали, ему завидовали, однако в мемуарах и дневниках современников осталось немало положительных искренних отзывов об этом человеке.

Некоторые из них в этом материале.

Евгений Замятин


Горький никогда не мог оставаться только зрителем, он всегда вмешивался в самую гущу событий, он хотел действовать. Он был заряжен такой энергией, которой было тесно на страницах книг: она выливалась в жизнь. Сама его жизнь — это книга, это увлекательный роман. Необычайно живописны и, я бы сказал, символичны декорации, в которых развертывается начало этого романа. <...>

... город, где жили рядом Россия 16 и 20 века, — Нижний Новгород, родина Горького. Река, на берегу которой он вырос, — это Волга, родившая легендарных русских бунтарей Разина и Пугачева, Волга, о которой сложено столько песен русскими бурлаками. Горький прежде всего связан с Волгой: его дед был здесь бурлаком.

Это был тип русского американца, seif-made man (Человек, выбившейся из низов (англ.)): начавши жизнь бурлаком, он закончил ее владельцем трех кирпичных фабрик и нескольких домов. В доме этого скупого и сурового старика проходит детство Горького. Оно было очень коротким: в 8 лет мальчик был уже отдан в подмастерья к сапожнику, он был брошен в мутную реку жизни, из которой ему предоставлялось выплывать как ему угодно. Такова была система воспитания, выбранная его дедом.

Дальше идет головокружительная смена мест действия, приключений, профессий, роднящая Горького с Джеком Лондоном и, если угодно, даже с Франсуа Вийоном, перенесенным в 20-й век и в русскую обстановку. Горький — помощник повара на корабле, Горький — продавец икон (какая ирония!), Горький — тряпичник, Горький — булочник, Горький — грузчик, Горький — рыбак. Волга, Каспийское море, Астрахань, Жигулевские горы, Моздокская степь, Казань. И позже: Дон, Украина. Бессарабия, Дунай, Черное море, Крым, Кубань, горы Кавказа. Все это — пешком, в компании бездомных живописных бродяг, с ночевками в степи у костров, в заброшенных домах, под опрокинутыми лодками. Сколько происшествий, встреч, дружб, драк, ночных исповедей! Какой материал для будущего писателя и какая школа для будущего революционера!

Re: Истории про писателей

Сообщение Дмитрий » 01 апр 2019, 16:12

О великом философе Жан-Жаке Руссо -- только для взрослых
Изображение
Ав­тор тра­к­та­тов о люб­ви, го­су­дар­ст­вен­ном ус­т­рой­ст­ве, си­с­те­ме об­ра­зо­ва­ния, мо­ра­ли. Пи­са­тель, фи­ло­соф, мы­с­ли­тель, ком­по­зи­тор, бо­та­ник, пе­да­гог... С од­ной сто­ро­ны, он про­сла­в­лял за­твор­ни­че­ст­во и до­б­ро­де­тель. При­зы­вал вер­нуть­ся к при­ро­де, тал­ды­чил о пад­шей ци­ви­ли­за­ции, ко­то­рая пор­тит че­ло­ве­ка. С дру­гой -- был Рус­со по жиз­ни из­вра­щен­цем ка­ких по­ис­кать. Тай­ны из сво­их по­ро­ков он не де­лал и пре­дель­но от­кро­вен­но рас­ска­зал о соб­ст­вен­ных се­к­су­аль­ных вы­вер­тах в «Ис­по­ве­ди». Прав­да, опуб­ли­ко­ва­на она бы­ла уже по­с­ле его смер­ти. Ма­зо­хизм, экс­ги­би­ци­о­низм, фе­ти­шизм -- весь этот на­бор был ми­л фи­ло­со­фу, ко­то­ро­го Жорж Санд име­но­ва­ла не ина­че как «Свя­той Рус­со».

А ви­но­ва­та во всем, как во­дит­ся, учи­тель­ни­ца: пыш­но­те­лая ма­де­му­а­зель Лам­бе­рье в пе­ри­од по­ло­во­го со­зре­ва­ния Рус­со от ду­ши от­хле­ста­ла его по го­лым яго­ди­цам. Маль­чик, ко­то­ро­му толь­ко-толь­ко сту­к­ну­ло 11, при­шел от эк­зе­ку­ции в не­опи­су­е­мый вос­торг. На­ря­ду со сты­дом и бо­лью он ис­пы­тал ни с чем не срав­ни­мое сла­до­ст­ра­ст­ное ощу­ще­ние и меч­тал под­верг­нуть­ся на­ка­за­нию сно­ва. Ко­г­да меч­та во­пло­ти­лась в жизнь, ис­пы­тал по­ис­ти­не рай­ское на­сла­ж­де­ние. Так у ма­лень­ко­го Рус­со воз­ни­к­ла реф­ле­к­тор­ная связь ме­ж­ду чув­ст­вом бо­ли, уни­же­ни­ем и по­ло­вым воз­бу­ж­де­ни­ем: «Кто бы мог по­ду­мать, что это на­ка­за­ние, пе­ре­не­сен­ное в дет­ст­ве от ста­рой де­вы, так ска­жет­ся на мо­их вку­сах, мо­их же­ла­ни­ях, мо­их стра­стях и на мне са­мом и ос­та­вит та­кой след во мне до кон­ца жиз­ни?»

С тех пор все по­ступ­ки Рус­со бы­ли под­чи­не­ны же­ла­нию на­по­роть­ся на ос­но­ва­тель­ную пор­ку или, на ху­дой ко­нец, сло­ве­с­ное уни­же­ние. Од­на­ко по­ры­вы ду­ши при­хо­ди­лось вся­че­с­ки скры­вать: «Вся моя жизнь про­шла в без­молв­ной то­с­ке сре­ди тех, ко­го я лю­бил боль­ше все­го на све­те. Не ре­ша­ясь рас­ска­зать о сво­их не­обы­ч­ных вку­сах, я по­лу­чал удо­в­ле­тво­ре­ние уже от тех от­но­ше­ний, ко­то­рые со­дер­жа­ли в се­бе хо­тя бы ка­кой-то на­мек на эти вку­сы. На­хо­дить­ся где-ни­будь в но­гах у лю­бов­ни­цы-по­ве­ли­тель­ни­цы, ис­по­л­нять все ее при­ка­за­ния и быть при­ну­ж­ден­ным вы­ма­ли­вать у нее про­ще­ние — вот что при­но­си­ло мне ог­ром­ней­шее удо­в­ле­тво­ре­ние и на­сла­ж­де­ние», -- при­зна­ет­ся он.

Попа напоказ
Ча­с­ти­ч­ное удо­в­ле­тво­ре­ние он на­хо­дит в иг­рах со свер­ст­ни­цей. Ма­де­му­а­зель Го­тон не­ве­ро­ят­но нра­ви­лось брать на се­бя роль «стро­гой гос­по­жи». Ча­са­ми они ув­ле­чен­но иг­ра­ют в учи­тель­ни­цу и не­ра­ди­во­го уче­ни­ка: во­о­ру­жен­ная гиб­кой роз­гой 11-лет­няя Го­тон под­вер­га­ет Рус­со стро­го­му на­ка­за­нию, ко­то­рое он уни­жен­но вы­ма­ли­ва­ет стоя на ко­ле­нях, и при этом пре­се­ка­ет лю­бые дей­ст­вия с его сто­ро­ны, вплоть до не­вин­ных по­це­лу­ев. Обо­им иг­ра очень нра­ви­лась. Но Го­тон уез­жа­ет из Фран­ции вме­сте с ро­ди­те­ля­ми. По­взро­с­лев­ший Рус­со ос­та­ет­ся один.

Он за­во­дит при­вы­ч­ку со­вер­шать тай­ные вы­ла­з­ки в тем­ные пар­ко­вые ал­леи и под­во­рот­ни, где под пред­ло­гом удо­в­ле­тво­ре­ния ес­те­ст­вен­ной ну­ж­ды ус­т­ра­и­вал­ся так, что­бы по­ка­зать про­хо­дя­щим де­вуш­кам и жен­щи­нам свои яго­ди­цы. Он на­де­ял­ся, что, ос­корб­лен­ные этим зре­ли­щем, они по­дой­дут, шлеп­нут ве­е­ром или зон­ти­ком. Ес­ли по­ве­зет, то и пнут ост­рым каб­лу­ч­ком. Но тщет­но! Да­мы при ви­де об­ра­щен­ной к ним то­щей зад­ни­цы лишь не­го­ду­ют. Впро­чем, Рус­со рад и это­му.

Од­на­ж­ды, не най­дя в под­во­рот­не до­с­той­ных зри­тель­ниц, он от­пра­вил­ся на по­ис­ки дам­ско­го об­ще­ст­ва к об­ще­ст­вен­но­му ко­лод­цу. Там как раз че­са­ла язы­ка­ми стай­ка смаз­ли­вых де­виц. Бу­ду­щий фи­ло­соф спу­с­тил шта­ны, по­вер­нул­ся к ним спи­ной, на­кло­нил­ся и ждал, ко­г­да ощу­тит во­ж­де­лен­ный пи­нок. Но бес­сер­де­ч­ные кра­сот­ки про­с­то под­ня­ли жут­кий крик, на ко­то­рый при­бе­жа­ли их от­цы, му­жья, бра­тья. Это был ро­ко­вой мо­мент: Фран­ция чуть не ли­ши­лась луч­ше­го из сы­нов. Нра­вы у кре­сть­ян бы­ли не­за­мы­сло­ва­тые, с из­вра­щен­ца­ми они раз­би­ра­лись бы­ст­ро, обы­ч­но с по­мо­щью но­ж­ниц для стриж­ки овец.
К сча­стью, Рус­со бе­гал очень бы­ст­ро. Про­не­с­ло... Но с секс-про­гул­ка­ми при­шлось по­кон­чить. Те­перь уте­ше­ни­ем ему слу­жи­ли лишь бо­лез­нен­ные сны са­до­ма­зо­хи­ст­ско­го со­дер­жа­ния и из­ну­ря­ю­щий она­низм. Ес­ли ве­рить «Ис­по­ве­ди», то он за­ме­ня­л Рус­со бли­зость с жен­щи­ной аж до 30 лет. И то – ор­газм при­хо­дил толь­ко с вос­по­ми­на­ни­я­ми о дав­ней дет­ской пор­ке.

Лямур дэ труа
И все ж та­ки он вы­плыл в мир боль­шо­го се­к­са – с по­мо­щью ма­дам де Ва­ран, в до­ме ко­то­рой Рус­со жил на пять дол­гих лет. Он зо­вет ее «ма­мо­ч­кой». Она его -- «ко­ти­ком». Рус­со ис­пы­ты­ва­ет к ней поч­ти сы­нов­ние чув­ст­ва, и ему да­же в го­ло­ву не при­хо­дит мысль о се­к­се, по­ка од­на­ж­ды «ма­мо­ч­ка» (со­сто­я­щая в ле­с­бий­ской свя­зи со сво­ей слу­жан­кой Анет) не ре­ша­ет, что ее «ко­ти­ку» при­шла по­ра стать муж­чи­ной. Це­лую не­де­лю Рус­со на­хо­дит­ся в тяж­ких раз­думь­ях и на­ко­нец со­г­ла­ша­ет­ся. И... ни­ка­ко­го удо­воль­ст­вия. Ма­мо­ч­ка тех­ни­ч­на, но хо­лод­на и на­чи­с­то ли­ше­на фан­та­зии. Ни од­но­го шлеп­ка! Ни од­ной роз­ги! Рус­со ра­з­о­ча­ро­ван и пи­шет в днев­ни­ке: «Ве­ро­ят­но, я слиш­ком лю­бил ее, что­бы ее же­лать». Это, впро­чем, не ме­ша­ет ему на­чать экс­пе­ри­мен­ты: за­нять­ся се­к­сом со слу­жан­кой Анет, по­том вме­сте с Анет и «ма­мо­ч­кой». Ка­кое-то вре­мя тро­и­ца жи­вет ду­ша в ду­шу, ус­т­ра­и­вая по ве­че­рам груп­по­вуш­ки, но они не до­с­та­в­ля­ют Рус­со то­го удо­воль­ст­вия, о ко­то­ром он меч­та­ет.

Не­удо­в­ле­тво­рен­ность на­хо­дит се­бе весь­ма эк­с­т­ра­ва­гант­ный вы­ход: Рус­со на­чи­на­ет ис­пы­ты­вать чув­ст­ва вос­тор­га и се­к­су­аль­но­го воз­бу­ж­де­ния при ви­де не­оду­ше­в­лен­ных пред­ме­тов. Он хо­дит по до­му ма­дам Ва­ран и це­лу­ет ее оде­ж­ду, кре­с­ло, што­ры, да­же пол. А ко­г­да од­на зна­ко­мая да­ма пе­ре­да­ет в по­да­рок Рус­со свою ни­ж­нюю юб­ку, он тут же вды­ха­ет ее аро­мат, по­кры­ва­ет ее стра­ст­ны­ми по­це­лу­я­ми и ве­лит сшить из нее жи­лет.
В 1745 го­ду в од­ной из па­риж­ских гос­ти­ниц он на­хо­дит свою вто­рую по­ло­вин­ку. Его из­бран­ни­ца -- ма­ло­гра­мот­ная 24-лет­няя гор­ни­ч­ная. Те­ре­за ле Вас­сер, не уме­ю­щая да­же оп­ре­де­лять вре­мя по ча­сам. И вновь па­ра­докс. Он слиш­ком лю­бит ее, что­бы по­про­сить его от­шле­пать. При­хо­дит­ся со­во­ку­п­лять­ся стан­дарт­но, как все – а что по­де­ла­ешь? Те­ре­за ро­жа­ет ему пя­те­рых де­тей. Всех ма­лю­ток сра­зу же по­с­ле ро­ж­де­ния «Свя­той Рус­со», не­смо­т­ря на ры­да­ния и моль­бы гра­ж­дан­ской су­п­ру­ги, при­ка­зы­ва­ет не­ме­д­лен­но от­дать в при­ют. Как оп­рав­ды­ва­ет свой мер­з­кий по­сту­пок бу­ду­щий ав­тор «Но­вой Эло­и­зы» (слез­ли­во­го вы­со­ко­пар­но­го ро­ма­на, ге­ро­и­ня ко­то­ро­го по­ги­ба­ет в борь­бе це­ло­му­д­рия с лю­бо­вью)? Лег­ко! Он за­я­в­ля­ет, что спа­са­ет та­ким об­ра­зом честь Те­ре­зы, по­сколь­ку офи­ци­аль­но они не об­вен­ча­ны. Ну а к то­му же, бу­ду­чи сто­рон­ни­ком «ес­те­ст­вен­но­го» вос­пи­та­ния, он уве­рен, что при­ют луч­ше все­го спра­вит­ся с этой за­да­чей... На уп­ре­ки не­из­мен­но от­ве­ча­ет им же при­ду­ман­ной фор­му­ли­ров­кой: «Сво­бо­да че­ло­ве­ка со­сто­ит не в том, что­бы де­лать что хо­чешь. Она в том, что­бы ни­ко­г­да не де­лать то­го, че­го не хо­чешь». От­ма­з­ка на все слу­чаи жиз­ни!

Случай в борделе
Что­бы раз­ве­ять­ся от раз­ме­рен­ной се­мей­ной жиз­ни, Рус­со вре­мя от вре­ме­ни по­се­ща­ет бор­де­ли, хо­тя он их пре­зи­ра­ет. И там до­во­дит до бе­ло­го ка­ле­ния ви­дав­ших ви­ды про­сти­ту­ток. Так, на­при­мер, ока­зав­шись в по­сте­ли не­кой ще­д­ро ода­рен­ной при­ро­дой Жи­нет­ты, Рус­со в са­мый ре­ша­ю­щий мо­мент вдруг при­ни­ма­ет­ся горь­ко ры­дать. Та в шо­ке. Она не по­ни­ма­ет, чем так не­до­во­лен кли­ент. А Рус­со все ры­да­ет и ры­да­ет, от­да­ва­ясь му­чи­тель­ным пси­хо­ло­ги­че­с­ким пе­ре­жи­ва­ни­ям фи­ло­со­фи­че­с­ко­го тол­ка. Про­сти­тут­ка пы­та­ет­ся под­нять его ес­те­ст­во, а он не те­ря­ет ло­ги­че­с­кой ни­ти: ес­ли та­кое бо­же­ст­вен­ное и кра­си­вое су­ще­ст­во мо­жет быть все­го лишь про­сти­тут­кой, зна­чит, у нее не­пре­мен­но дол­жен быть не­кий не­до­с­та­ток. Не­кая пе­чать по­ро­ка. И ко­г­да до­б­ро­со­ве­ст­ная Жи­нет­та до­би­ва­ет­ся сво­его – кли­ент в ра­бо­чем со­сто­я­нии, мо­ж­но сли­вать­ся в экс­та­зе, Рус­со вме­сто бла­го­дар­но­сти вдруг на­чи­на­ет сме­ять­ся. «Я по­нял, что один со­сок ее гру­ди де­фор­ми­ро­ван. Я по­смо­т­рел пов­ни­ма­тель­нее и убе­дил­ся в том, что он дей­ст­ви­тель­но от­ли­ча­ет­ся от ее вто­ро­го со­ска. Я стал раз­ду­мы­вать о при­чи­нах та­кой де­фор­ма­ции... Ме­ня по­ра­зи­ла мысль о том, что это ре­зуль­тат ка­ко­го-то уди­ви­тель­но­го не­со­вер­шен­ст­ва при­ро­ды... Я яс­но по­нял, что дер­жу в сво­их объ­я­ти­ях ка­кое-то чу­до­ви­ще, от­верг­ну­тое при­ро­дой, муж­чи­ной и лю­бо­вью».

В 44 Рус­со на­ко­нец на­хо­дит ту, ко­то­рую ис­кал всю жизнь. Это же­на его бли­з­ко­го дру­га – гра­фи­ня Со­фи де Уд­то. Как обы­ч­но, он «лю­бил ее слиш­ком силь­но, что­бы ею ов­ла­деть», од­на­ко на­сту­пил на гор­ло соб­ст­вен­ной пе­с­не. От се­к­са с Со­фи Рус­со ос­тал­ся в по­л­ном вос­тор­ге, из че­го мо­ж­но сде­лать вы­вод, что без ро­зог и ро­ле­вых игр не обош­лось.
Но по­том слу­ча­ет­ся не­по­пра­ви­мое. У Рус­со ос­ло­ж­не­ние за­ста­ре­лой бо­лез­ни: его му­ча­ют спер­ма­то­рея (не­про­из­воль­ное из­вер­же­ние се­ме­ни) и па­ра­лич мо­че­во­го пу­зы­ря. Он боль­ше фи­зи­че­с­ки не в со­сто­я­нии пре­да­вать­ся по­ло­вым уте­хам. Ка­кой секс! Да­же мысль о нем вы­зы­ва­ет у не­го боль. По­с­лед­ние 23 го­да сво­ей жиз­ни ве­ли­кий фи­ло­соф и гу­ма­нист вновь пе­ре­би­ва­ет­ся ис­к­лю­чи­тель­но ма­с­тур­ба­ци­ей. Да­же схо­дить по-ма­лень­ко­му уже про­б­ле­ма­ти­ч­но, ка­ж­дый день при­хо­ди­лось поль­зо­вать­ся ка­те­те­ром. Его по­слуш­но и без­ро­пот­но вста­в­ля­ла му­жу вер­ная Те­ре­за...

Re: Истории про писателей

Сообщение Орфей » 19 мар 2019, 17:57

Бунин и Толстой

Толстой был авторитетом для Бунина, и никто из современников не может вспомнить язвительных высказываний о нем. И хотя Бунин и говорил, что конец "Анны Карениной" написан скверно, уважение его к этому автору было безмерно.
Бунин считал, что те страницы в "Анне Карениной", где Вронский ночью, на занесенной снегом станции, неожиданно подходит к Анне и в первый раз говорит о своей любви, - "самые поэтические во всей русской литературе".
А уже в конце жизни, тяжело болея, как вспоминает Георгий Адамович, произошел такой диалог.
"Бунин в тот день был особенно слаб. Глаз не открывал, головы с подушки не поднимал, говорил хрипло, отрывисто, с долгими передышками. Тут он, однако, тяжело приподнялся, оперся на локоть и хмуро, почти сердито взглянул на меня:
- Помню ли я? Да что вы в самом деле? За кого вы меня принимаете? Кто же может это забыть? Я умирать буду и то на смертном одре повторю вам всю главу чуть ли не слово в слово... А вы спрашиваете, помню ли я!"

Re: Истории про писателей

Сообщение Орфей » 17 мар 2019, 12:08

Владимир Маяковский про Александра Блока
«Творчество Александра Блока, целая поэтическая эпоха, эпоха недавнего прошлого. Славнейший мастер-символист Блок оказал огромное влияние на всю современную поэзию. Некоторые до сих пор не могут вырваться из его обвораживающих строк… Другие… прорывают фундаменты новых ритмов, громоздят камни новых образов, скрепляют строки новыми рифмами - кладут героический труд, созидающий поэзию будущего. Но и тем и другим одинаково любовно памятен Блок».

Александр Блок про Льва Толстого
«Часто приходит в голову: все ничего, все еще просто и не страшно сравнительно, пока жив Лев Николаевич Толстой... Пока Толстой жив, идет по борозде за плугом, за своей белой лошадкой, - еще росисто утро, свежо, нестрашно, упыри дремлют, и – слава богу. Толстой идет - ведь это солнце идет. А если закатится солнце, умрет Толстой, уйдет последний гений, - что тогда?».

Re: Истории про писателей

Сообщение Буква » 13 мар 2019, 11:57

Бунин и модернисты

Пик язвительности и ораторского мастерства Бунина приходился на современных ему модернистов всех мастей. Бунин не терпел позерства, а уж чем-чем, а позой в Серебряный век не гнушались. Писатель постоянно подтрунивал "над всеми вами, декадентами" и иногда говаривал:
"Не сочинить ли какую-нибудь чепуху, чтобы ничего понять нельзя было, чтобы начало было в конце, а конец в начале. Знаете, как теперь пишут... Уверяю вас, что большинство наших критиков пришло бы в полнейший восторг, а в журнальных статьях было бы сочувственно указано, что "Бунин ищет новых путей". Уж что-что, а без "новых путей" не обошлось бы! За "новые пути" я вам ручаюсь".
Зинаиду Гиппиус он пародировал безмерно и никак не мог забыть ей одной строчки из рецензии.
"Она выдумщица, она ведь хочет того, чего нет на свете", - говорил Бунин, при этом полузакрывая глаза и не без манерности отводя руку, будто что-то отстраняя, в подражание гиппиусовской манере чтения".
"Да ведь вам и не интересно, вы ведь считаете, что я не писатель, а описатель... Я, дорогая, вам этого до самой смерти не забуду!" - сказал как-то Бунин Гиппиус.

Re: Истории про писателей

Сообщение сВами » 12 мар 2019, 12:15

Сергей Есенин про Владимира Маяковского

«Про Маяковского что скажешь? Писать он умеет — это верно, но разве это поэзия? У него никакого порядку нет, вещи на вещи лезут. От стихов порядок в жизни быть должен, а у Маяковского все как после землетрясения, да и углы у всех вещей такие острые, что глазам больно».

Re: Истории про писателей

Сообщение сВами » 09 мар 2019, 11:42

Иван Бунин про Сергея Есенина

«… у тебя за душой гроша ломаного нет, и поди-ка ты лучше проспись, и не дыши на меня своей мессианской самогонкой».

Вернуться к началу

Яндекс.Метрика